Девушка, разливающая чай

Девушка сняла пёструю салфетку с чайника и удалилась.

— Мисс Пэндлтон весьма мила,— произнёс мистер Мидас, поправляя салфетку за воротом. Слово «мисс» он произнёс нарочно неразборчиво, с резким повышением тона, чтобы при необходимости его можно было принять и за «миссис».

— Скорее «фрёкен»,— благожелательно отозвался мистер Пэндлтон.

— Гостья из Швеции?

— И весьма давняя,— подтвердил мистер Пэндлтон.— Фрёкен Хенсен.

— О, простите,— мистер Мидас чуть склонил голову в знак извинения.— Меня ввело в заблуждение некоторое ваше сходство.

— Вы правы,— немедленно отозвался мистер Пэндлтон.— Мы с ней когда-то состояли в дальнем родстве. Когда-то очень давно.

Мистер Мидас сделал небольшой глоток из чашки.

— Однако позвольте,— уточнил он.— Кажется, фрёкен Хенсен довольно молода?

— Около трёхсот лет. Или трёхсот тридцати, точно не помню.

Мистер Мидас приподнял левую бровь в знак удивления:

— Возможно ли это? Жизнь человеческая так кратка.

— А она и не человек.— Мистер Пэндлтон неожиданно подмигнул собеседнику, отчего последний почувствовал какой-то холодок меж лопаток.

Мистер Мидас промокнул губы и прокашлялся:

— Было бы сложно предположить, что в наше время водятся привидения, мистер Пэндлтон.

— Тем не менее. Юлия!

Мистер Пэндлтон неожиданно встал, достал из кармана сюртука пистолет и красноречиво передёрнул затвор. Мистер Мидас попытался было вскочить, но зацепился панталонами за уголок стула, дёрнулся, чуть не перевернул стол и грузно приземлился обратно.

Тем временем по лестнице спустилась фрёкен Хенсен:

— Да, мистер Пэндлтон?

Последний выпустил в неё всю обойму пистолета. От неожиданности девушка чуть присела, но тут же оправилась, и когда мистер Пэндлтон закончил, сухо обронила:

— Опять вы за своё. Всё вы не успокоитесь.

Потом собрала с пола пули, не причинившие ей никакого вреда, высыпала их в кармашек на переднике и, позвякивая пулями при каждом шаге, удалилась.

— Видите? — с улыбкой произнёс мистер Пэндлтон.— Водятся, ещё как водятся.

Мистер Мидас промокнул салфеткой лоб.

— Впрочем,— произнёс гостеприимный хозяин,— мне уже пора. Прошу извинить меня. Оставляю вас на попечение Юлии.

После чего превратился в голубя и вылетел в окно.

Мистер Мидас наконец выбрался из-за стола, подошёл к огромному окну и взглянул вниз. Порядка тридцати футов, подумал он и покачал головой. Следов мистера Пэндлтона, понятное дело, нигде не было.

Вокруг зеленели луга, солнце светило что было сил, и оставаться в мрачном замке у мистера Мидаса не было никакого желания. Он вздохнул, вытащил из-за ворота салфетку и оставил её на подоконнике.

Затем отошёл на несколько шагов, разбежался, бросился в окно и полетел по своим делам. На вечер было назначено ещё несколько визитов. Будучи деловым человеком, мистер Мидас не любил фокусов с превращениями: они казались ему ребячеством.