Скворцовая площадь 11.2017

Посторонним вход воспрещён. Часть 3

После работы Сергею Родионовичу до ужаса захотелось пельменей. Во всём была виновата главный бухгалтер Светлана, чародейка двадцати восьми лет. Она обладала двумя несомненными колдовским навыками: рассказывать о своих свежих кулинарных изобретениях так, что хотелось бросить все дела и самозабвенно бежать и есть; и, разумеется, она ела и не набирала вес. Магия, убеждённо думали все. В этот раз Светлана делилась рецептами пельменей мира. Слова «димсам», «хинкали» и «мульташен» так легко и непринуждённо слетали с её уст, так грациозно она упоминала равиоли и гёдза, что работа была парализована, сотрудники, кто с воображением побогаче, изнывая ждали перерыва и прикидывали, какое из кафе неподалёку окажется хотя бы бледным отражением смелых гастрономических откровений Светланы.

Сергею Родионовичу повезло: его рабочий день закончился уже в час дня, и он, придирчиво выбрав в супермаркете мешок с пельменями, шёл домой в приподнятом настроении, любуясь по пути майскими девушками. Смущало пока только одно: как объяснить жене, почему пельмени сегодня — это лучше, чем её потрясающий… Полный текст

Посторонним вход воспрещён. Часть 2

Семнадцатилетнюю красавицу звали Дуней.

— Дуня,— повторил Руслан.— Дуняша.

Дуня была очень смешливой девчонкой в лёгком ситцевом платье, стареньком, но всё ещё синем. Она развесила всё постиранное бельё, заняв весь двор влажными парусами неведомых корветов и каравелл. Рассказала попутно про все прочитанные книжки Каверина и Грина. Прячет их под подушкой и матрацем, чтобы никто не нашёл: спать неудобно, но не читать уже никак.

Распахивая глаза так, что в них отражался весь парусный двор, рассказала, как прошлой неделей у неё ночевала дома кладоукладчица, таинственная женщина двадцати семи лет, тоже в джинсах и в клетчатой рубашке; застенчиво, но внимательно щупала ткань Людмилиных джинсов, вздыхала мимолётно, так, чтобы во вздохах чувствовалась тоска по Америке, и угощала пирожками с вишнёвым вареньем.

— Про кладоукладчицу расскажешь? — попросила Мила.

До заката слушали про кладоукладчицу. Дуня, пока занималась домашним хозяйством, тайком подрабатывала Шерлоком Холмсом, поэтому даже цвет носков кладоукладчицы Софьи не остался для гостей секретом; старательно рассказала… Полный текст

Посторонним вход воспрещён

Полный текст

Посторонним вход воспрещён. Часть 1

С закрытыми глазами Сергей Родионович не различал голоса жены и дочери. Если вслушаться — легко отличить: жена говорит о пациентах и обеде, дочь об однокурсниках, подругах и книжках, о музыке и изредка об ужине. Если представить, что они говорят на тамильском языке, а не на русском, то голоса очень похожи, не отличишь, пока не очнёшься и не перестанешь мечтательно улыбаться.

С женой Сергей Родионович познакомился как раз благодаря её голосу. Она ошиблась номером, пока пыталась найти обойную фабрику. Сергей Родионович случайно выяснил номер её телефона и почти не специально нашёл Ангелину — эту девушку с голосом, мягко вливающимся в душу, как утренний туман после жаркой ночи, или как тихий родник в горах на рассвете, или как медовые облака, застилающие утром небо после ночи любви.

Сейчас Сергей Родионович, поглаживая плечо уютно сопящей жены, вслушивался в журчащий голос дочери за стенкой. Пару раз он подумывал было вклиниться в паузу и позвать дочь пить чай. Завтра суббота, снова на работу, а внутри ощущение сплошного вторника, растянутого во времени. Не спалось. Но усталость… Полный текст