Скворцовая площадь 07.2017

Танцующая девушка

Дневник лета и тепла

 

1.

 

Магазин с модной одеждой уже готовился закрываться, и я увидел танцующую девушку сквозь тонкую ткань занавески в примерочной — играла громкая музыка, как всегда в этом магазине; потом к ночи пошёл сильный дождь — перед ним в воздухе был запах свежей травы пополам с печёной картошкой; а потом прошло ещё сто тридцать семь лет, и хоть я постарел лишь на мгновение, ощущение сдвинувшихся тысячелетий преследовало меня всю ночь до утра.

Я смотрел на стрелки часов, без эмоций спокойно движущиеся по кругу; запах дождя и звуки далёкого поезда поглотили мои мысли, и я провалился в сон, где мне досталась красноволосая девушка в соседней душевой кабинке — как это часто бывает во снах, перегородки между кабинками просто перестали существовать, и я, пытаясь не обращать внимание на наготу девушки, стоявшей рядом, рассказывал ей последние новости из мира математических ожиданий.

Стрелки двигались совсем уже без эмоций, это немного раздражало, и я достал прохладную бутылку, где оставалось ещё немного португальского вина.

Отблески от бокала с красным вином красиво… Полный текст

Египтянин

1.

— Эй, египтянин,— говорит девушка,— хватит грустить, я оладушков нажарила.

Я сижу за столом с компьютером и до сих пор по привычке опасаюсь их обоих. Несколько месяцев назад меня хотели поджарить на костре средневековые беззастенчивые священники; а пару лет назад я был не слишком уверенным в себе правителем Древнего Египта, у которого кроме богатств и тысячи прислужников были очень серьёзные проблемы со здоровьем. Я тогда не знал, что Египет — древний. Я в нём жил. Ел, пил, слушал чиновников по утрам, смущённо любовался темнокожей рабыней, которая пробуждала во мне неясные чувства. Когда мне стало совсем плохо, перед моими затуманившимися глазами возникли очень красивые женские руки. Сквозь темноту и падение на глубину я чувствовал, как они гладят меня по волосам и щекам, как заставляют выпить что-то прохладное…

— Египтянин!

Я очнулся и смущённо улыбнулся:

— Извини, задумался. Вспоминал Кемет.

— Египет.

— Да. Кемет. Не могу привыкнуть к новому названию.

Девушка поставила передо мной тарелку с оладьями и чашку чая.

— Спасибо,— сказал я.— Их тоже едят вилкой?

— Можно… Полный текст