Скворцовая площадь — 15 декабря 2015

Оранжевая пыль

Вино на вкус оказалось чуть-чуть терпким, и неожиданно я понял, что именно такое вино мне нравится. С густым ароматом сушёных фруктов, холодное, оставляющее на языке мягкий след. Я прикрыл глаза и вдумчиво сделал ещё один глоток.

— Смотри,— громко зашептала Катя.— Козы идут! Настоящие козы!

Я открыл глаза и настолько же внимательно посмотрел на коз. В свете полутора выпитых бокалов вина белоснежные козы показались мне прекрасными и грациозными.

— Эти женщины. Вечно они всё испортят. Пьёт вино человек, зачем мешать? — голос Вако раздался неожиданно; с тягучим, но мягким акцентом — он напоминал пастилу из абрикоса, потому что был немножко высоким для статного упитанного грузинского мужчины.

Грузинский мужчина час назад предельно точно воссоздал все стереотипы: он пригласил в дом, извинился за скудный стол, принёс два кувшина вина, лепёшек, белого сочащегося сыра, орехов в трёх холщёвых мешках, чурчхелы и варёной кукурузы. И сказал, что скоро будет обед. Я томился, потому что из глубины дома пахло так, что хотелось остаться тут навечно и ещё на пару дней. Катя с безбрежным… Полный текст