Скворцовая площадь 07.2015

Разноцветный парфюм

Из машины выскакивают два паренька лет сорока — потому что в шортах, футболках и бейсболках, и лица у них, словно они только что угнали эту машину, вот и выскакивают, как пробки. А справа от них стена, и вдоль стены пробирается осторожно девушка на каблуках, высокая, как волшебная палочка, светленькая с головы до ног, но видно, что тайком курит. Я на полной скорости прохожу между ними всеми, моё тело под некоторым углом, потому что я опасаюсь либо сбросить с тротуара кого-то из них, либо пострадать от столкновения. И в этот момент меня накрывает аромат. Он подогретый вечерним городом, в нём внезапно очень уютно, и я впервые в жизни не могу угадать, от кого из них исходит аромат. Тёплый и французский, сдержанный и с лёгкой улыбкой шепчущий о чуть-чуть запретном, но домашнем и сладком. Очевидно, от девушки, но он немного мужской, и я в задумчивости.

Потом я сворачиваю на Шуберт-Штрассе, потом на Гран-Солей-Авеню — разумеется, я выдумываю эти названия на ходу, чтобы хоть чуть-чуть оторваться от земли и взглянуть на неё беззастенчивым голубем с крыла самолёта — а ощущение аромата так и живёт во… Полный текст

Заката не было

Перед этим по небу плыли тучи, громоздкие, как рояли. Ветер аккуратно вынимал с балконов вещи и развешивал их по деревьям. В тишине, поглощаемой ударами ветра, тонко и сипло кричала кошка. Её забыли на улице.

Кто-то нёс чашки, задел бедром и опрокинул рояль, сверкнуло всё, что можно, машины завизжали, день погас, и наступил ливень.

Была короткая прохладная стена, очень наклонённая вправо, чрезвычайно мокрая, и всё закончилось. Лоскуты солнца небрежно волновались по всему небу сквозь торопливо уплывающие рояли. Снова был день, а точнее, вечер, этим летом очень сложно было уловить разницу.

Ветер сердито растолкал мутные остатки в небе, оно стало мытого бледного синего цвета, и солнце совсем уже было собралось к себе, за холмы.

Мне пришла великолепная идея. Мне никогда другие не приходят, и это не потому, что мне уже не пятнадцать и ещё не девяносто три. Никогда не получалось понаблюдать целиком, как уходит солнце. Вот оно в небе, и вот уже пора включать свет, чтобы приниматься за работу. А как горизонт разрезает его надвое, и ещё на дольки, никогда.

Нашлось сухое место в мире, я сажусь на… Полный текст