Скворцовая площадь — 19 ноября 2013

Спицы колеса солнца

Мне признаются в любви, а я в это время готовлю себе омлет с копчёной грудинкой, сыром, томатами и специями. И с нижнего этажа пахнет дорогими сигаретами.

 

Мы гуляли с Ингмар ночью, и ко мне подошёл парень: тоже с девушкой. Он сказал, что они едут автостопом, никак не могут уехать из города, и просил денег. Я дал ему сто крон. Потом местный пьянчужка очень просил опохмелиться; я дал ему двадцать пять крон. Потом я послал тысячу крон одной девушке, очень болеющей; но она всё равно потом умерла. Потом ещё пятьсот крон девушке, которая сказала, что у неё больной ребёнок; потом оказалось, что у неё и ребёнка-то нет. Весь никель я высыпал в кружку бабушке на улице, которая поблагодарила меня на каком-то незнакомом языке. Избавившись таким образом от всех денег, я пошёл в банк: за зарплатой; грабить банки я ещё не научился и не знал, где этому учат.

 

Книги сами раскрываются на том месте, где я их закончил читать. Поэтому я никогда не боюсь потеряться в незнакомом месте и в чужом городе.

 

— Тем, кто не боится быть один, тем и бог не нужен,— сказала Альбина, светлая, как пшеничное поле летом. У её ног… Полный текст