Скворцовая площадь 03.2013

Лифт на восемьдесят девятый

Все старательно делали вид, что лифт — совершенно обычное дело. Они стояли небольшой очередью: в лифт можно было входить только по два человека; они обсуждали какую-то чепуху вроде того, что пора обрезать усы клубнике. Иногда я ненавижу учёных за их снобизм.

Несколько дам довольно внушительного вида, пара молодых мужчин, один совсем молодой паренёк и две девушки. На их фоне я ничем не выделялся: достал такой же халат, такую же невыразительную одежду и со скучающим видом стоял в очереди.

Солнце в распахнутые окна пекло немилосердно, и я в своём старомодном пиджаке под халатом чувствовал себя как в бане. Но очередь быстро сокращалась: лифт приходил чаще, чем я думал.

Я рассчитывал, что я буду последним в очереди: как раз окажусь парой с кем-то из тех людей, что стояли передо мной. Но подошёл ещё какой-то любопытный молодой человек, который сначала спросил, я ли последний (как будто этого и так не было видно), потом сделал пару замечаний по поводу погоды. Как будто это могло сыграть какую-то роль. Сказал несколько слов о моей одежде — по его мнению, покрой был чуть менее старомодным, чем… Полный текст

Медея полуночная

— Я придумала, как победить терроризм. Надо просто перестать обращать внимания на взрывы и смерти. Делать вид, что ничего особенного не произошло.

Медея стояла у кровати в моей длинной рубашке, неправильно застёгнутой.

Я видел её от пояса и выше, но мог с уверенностью сказать, какого цвета лак у неё. Она вошла бесшумно, значит, была босая, значит, сдержанный красный.

Я не знал, что с ней делать.

Медея приходила, когда хотела, и уходила, когда хотела.

 

Однажды утром она вошла, принесла два ароматных французских багета, длинных, как летний день в детстве. Сбросила нетерпеливо сандалии, забралась на диван с ногами, достала первую попавшуюся книгу и стала откусывать от багета, жадно читая. Чёрные кудрявые волосы блестели на солнце, и по полу неровными квадратами тоже лежало солнце.

— Привет,— сказал я.

— Я уже полчаса пришла, а ты только поздоровался. Хочешь хрустящую корочку?

— Хочу.

Я оделся.

— Я на операцию.

— Сильно никого не мучай там.

— Обещаю.

Она вдруг расплакалась. А когда успокоилась, сказала:

— Я тебя дождусь сегодня.

День был кошмарный, и я вернулся злой и очень уставший.… Полный текст