Скворцовая площадь 09.2012

Старый дом на восточной стороне

1.

 

Я сегодня дольше обычного размышляю, какое выбрать имя.

Это мой обычный, ежедневный выбор. Если я иду на восток, то я Юлия. Если на запад, то Даниэла. Если на север — то Марина. А на юге я просто Анечка.

От выбора имени зависит выбор одежды. От одежды — обувь. Впрочем, если я зовусь Аней, то я всегда хожу босиком. Когда тепло, разумеется. В холодное время года я вынуждена не совать своего носа на юг.

Обувь, разумеется, влияет на выбор сумочки.

Я вышла на балкон: было слегка свежо, поэтому я решила направиться в западные кварталы. Я вздохнула и стала собираться: быть Даниэлой мне нисколько не нравилось.

 

2.

 

Когда я понял, что мне уже шестьдесят шесть лет, сначала меня охватило отчаяние. Тридцать шесть лет сквозь пальцы!

Но прошло всего несколько недель, и я понял, что всё не так уж и печально. На меня смотрят с уважением, у меня отличная библиотека, каждое утро я прогуливаюсь по Датскому парку, потому что просыпаюсь очень рано. Почти никого. Или влюблённые парочки, продрогшие, но встречающие рассвет и делающие вид, что им нравится романтика, или мужчины, которые после вечеринки не… Полный текст

Глава 8

— Карминовый.

Мистер Какао снова попробовал это слово на вкус:

— Или карминный?

Нет, что-то не то. Где-то в дальних закоулках мозга крутилось нужное слово, но никак не могло прийти на помощь.

Мистер Какао занервничал. Конечно, это прекрасный повод познакомиться с девушкой, за которой он случайно свернул на Проспект Вторых Виноградарей: «Девушка, у вас маечка такого необычного цвета — это карминовый, если я не ошибаюсь?»

Мигель проиграл эту фразу в голове с несколькими интонациями. Она звучала невообразимо фальшиво и слащаво. Мигель подумал, что если бы он был девушкой, и к нему обратились с такой фразой, то он как минимум посмотрел бы уничтожающе, с презрением, сжигая взглядом и демонстрируя полное интеллектуальное превосходство. А как максимум…

Он не успел додумать. Какая-то девочка, пробегая мимо объекта его шпионажа, простодушно спросила:

— Скажите, а как этот цвет называется? А то я в художке учусь, мы с девчонками поспорили.

— Ализариновый,— улыбнулась девушка.

— Я же говорила! — в восторге закричала девочка и тут же скрылась. И почему детям позволено больше, чем… Полный текст