Скворцовая площадь — 2011

Сказка о царевне Сатамон

Физик Иван как-то весенним утром листал журнал по египтологии, и взгляд его остановился на изображении царевны Сатамон, жившей тридцать четыре века назад. Иван узнал всё, что можно, о её родителях, и о знаменитых царственных бабушке с дедушкой — Туйе и Иуйе; узнал всё, что смог, об обычаях того времени, о том, что ели, во что играли, о чём думали. И лишь о Сатамон ему не удавалось узнать почти ничего: он снова и снова разглядывал её фигуру в профиль — стройную девушку с прямой спиной — на ней были лишь ожерелья, церемониальный парик, длинная юбка, браслеты, а в руках систр и менат — и всё, только одно изображение. Иван бредил девушкой днём и ночью, мечтал, увлёкся древнеегипетским языком.

Он занялся живописью, копировал много-много раз её портрет, изучил кисти рук, плоский живот и узкие ступни, представлял, как при дыхании едва заметно вздымается её грудь, как губы едва произносят короткие и отрывистые слова, которые — её голосом — сразу окрашиваются нежностью и тёплым ветром. Научился двумя движениями рисовать линию её маленького лица в профиль — чуть пухлые губы, аккуратный носик,… Полный текст

Девушка, разливающая чай

Девушка сняла пёструю салфетку с чайника и удалилась.

— Мисс Пэндлтон весьма мила,— произнёс мистер Мидас, поправляя салфетку за воротом. Слово «мисс» он произнёс нарочно неразборчиво, с резким повышением тона, чтобы при необходимости его можно было принять и за «миссис».

— Скорее «фрёкен»,— благожелательно отозвался мистер Пэндлтон.

— Гостья из Швеции?

— И весьма давняя,— подтвердил мистер Пэндлтон.— Фрёкен Хенсен.

— О, простите,— мистер Мидас чуть склонил голову в знак извинения.— Меня ввело в заблуждение некоторое ваше сходство.

— Вы правы,— немедленно отозвался мистер Пэндлтон.— Мы с ней когда-то состояли в дальнем родстве. Когда-то очень давно.

Мистер Мидас сделал небольшой глоток из чашки.

— Однако позвольте,— уточнил он.— Кажется, фрёкен Хенсен довольно молода?

— Около трёхсот лет. Или трёхсот тридцати, точно не помню.

Мистер Мидас приподнял левую бровь в знак удивления:

— Возможно ли это? Жизнь человеческая так кратка.

— А она и не человек.— Мистер Пэндлтон неожиданно подмигнул собеседнику, отчего последний почувствовал какой-то холодок меж лопаток.… Полный текст