Скворцовая площадь 05.2010

Глава восемнадцатая. «Натюрморт с проигрывателем грампластинок»

Юмилла сидела с ногами в глубоком кресле и неторопливо листала второй том «Истории европейского искусства». От книги, напечатанной около сорока лет назад, до сих пор привлекательно пахло типографской краской. Тяжёлые гладкие страницы, хранящие дыхание прошлых лет, едва ощутимо старались донести аромат мастерских, вызывая в памяти тюбики масляной краски в этюднике, мастихин, баночки с растворителем и длинные кисти с деревянными перепачканными рукоятками.

Девушка, заворожённая, рассматривала репродукции Дега, наполненные нежной силой синего цвета, когда в дверь просунулась мордашка Тануми.

— Юми! — шёпотом позвала она.

Юмилла улыбнулась:

— С добрым утром! А почему шёпотом?

— Чтобы тебя не разбудить, если ты вдруг спишь. Я логичная?

— До невозможности. Входи вся.

— Я стесняюсь, я ещё не слишком одета.— Тануми, тем не менее, пробралась в комнату. На ней был длинный шёлковый малиновый халат, который она одолжила у Юнитты, девушки несколько выше, чем Тануми, поэтому ей приходилось передвигаться с осторожностью, чтобы не наступить на полы одеяния, и её походка приобретала… Полный текст

Глава семнадцатая. «Дождь, растворяющийся в саду»

Ветви деревьев повисли, как намокшие пряди мрачной красавицы; ветер с усилием отжимал на землю кроны, пропитанные тяжёлой влагой; небо цвета мокрого асфальта с тоскливой синевой гнало и гнало непокорные табуны туч куда-то за горизонт.

Юмилла стояла на ясном голубом крыльце, которое казалось ещё ярче в ненастную погоду, куталась в кардиган, думала о влажном ветре, застенчиво целующем колени, о том, что скоро в школу, о Таусе, Сартао и ещё парочке значимых людей, смотрела вдаль и вдыхала освежающий воздух. Нарума протиснулся в прикрытую дверь, с сомнением посмотрел на убедительные струи дождя, бочком подошёл поближе к хозяйке и традиционно сложился на полу у её ног. Ему не нужно было глядеть на девушку, чтобы чувствовать её настроение: за годы проживания под одной крышей он знал всё наперёд. Сейчас он правым боком чувствовал, что хозяйку что-то гнетёт. Юмилла опустилась на корточки и, всё так же глядя вдаль, почесала пса за ушами. Он прикрыл глаза и подумал, что, кажется, именно в этом счастье. Он бы с удовольствием лизнул её руку, но нежность настолько затопила его, что сил поднять… Полный текст

Глава шестнадцатая. «Перлюстратор»

Олеана покорила себя за забывчивость и написала Армине полное благодарности сообщение, после чего поставила диск любимой певицы Нажуа Белизель и стала ждать посетителей. Армина, очевидно, тоже не занятая, тут же ответила, и от переписки девушка отвлеклась только через полчаса, когда зашёл первый посетитель. Хмурый мужчина довольно слабо представлял, что он хотел бы видеть у себя на голове, поэтому сначала было проштудировано довольно много журналов, а уже потом девушка принялась за дело. Голос Нажуа пробуждал какие-то ностальгические и щемящие чувства, поэтому Олеана, хоть и успела массу всего вспомнить, но отнеслась к работе с ещё большей ответственностью, чем обычно. Посетитель встал с кресла заметно помолодевшим, посвежевшим и почти улыбающимся. Долго и удовлетворённо разглядывал себя в зеркало, потом спросил:

— Чувствую, сегодня все девушки мои?

— Почти все,— уклончиво ответила Олеана, улыбнувшись.

Мужчина вновь довольно издал какой-то звук, напоминающий кряканье, но долженствующий обозначать сильное удовольствие, молодецки пригладил волосы и направился к… Полный текст

Глава пятнадцатая. «Журналист»

— Ты знаешь,— сказал молодой человек,— я вчера вечером так сильно хотел есть, но так устал, что ограничился тонко нарезанной жареной картошечкой, хрустящей и подрумяненной…

— Пакетик чипсов купил и съел всухомятку? — уточнила девушка.

— Да…— молвил молодой человек,— конспиратор из меня никакой.

Арвалон пил горячий шоколад и слушал разговор парочки, только что зашедшей в кафе. Девушка явно была знакома со всем персоналом, потому что парочке, севшей за соседним столиком, тут же накрыли великолепный завтрак — Арвалон не мог бы пожаловаться на обслуживание, но видел, что к девушке тут какое-то особое отношение.

Занавеска на входе колыхнулась снова, и в кафе, на мгновение утонув в потоке солнечного света, вошла девушка с богатыми тёмными волосами. С утра солнце заливало кафе через вход и самое большое окно. Темноволосая помахала рукой девушке за соседним столиком, сдержанно улыбнулась и кивнула её спутнику — сдержанность, подразумевающая давнее знакомство с намёком на что-то большее; потом приветливо перекинулась парой фраз с официантками и села недалеко от стойки.

Она тоже… Полный текст

Глава четырнадцатая. «Мясо по-бургундски»

Листва над головой снова зашелестела, Юмилла поёжилась, плотнее завернулась в тёплую куртку и поправила тёплый клетчатый шарф, спрятавшись в него поглубже. Порывы ветра в вечернем воздухе налетали внезапно, пробуждали рябь на воде, поблёскивающей в отсветах окон далёких домов. В воде у ног то и дело что-то глухо плескалось, чёрные на фоне тёмно-синего неба листья волновались и влажно шуршали, и тихий вечер был наполнен тысячами неясных звуков.

Юмилла сидела на древней скамейке почти у самой воды. Когда-то давно скамейка была основана здесь для любителей прогулок у воды, с тех пор потеряла цвет и почти вросла в землю, но не потеряла привлекательности для девушек, имеющих обыкновение поздно вечером наблюдать за водой и бывать в одиночестве у реки Нум-Хет.

Рядом с девушкой лежала раскрытая книжка, и воздух с шуршанием перелистывал тонкие страницы. Читать в темноте уже было невозможно, а мысли увлекали девушку вдоль по течению реки всё дальше и дальше.

Наконец, она стряхнула с себя задумчивость, встала, сложила книжку и стала подниматься по тропинке вверх. Подъём был довольно… Полный текст