Скворцовая площадь — 12 февраля 2010

Глава одиннадцатая. «Фотограф Талина»

Запотевшие окна, запах риса, теплая кухня и кипящий чайник. Дощатый пол, едва слышное тиканье часов, на столе две книжки, и обе раскрыты примерно на середине.

Юмилла выключила огонь под чайником на плите и залила ароматный белый чай в маленьком чайнике для заваривания. На поверхности остался плавать кремово-белый цветок. Девушка закрыла чайник и накрыла его сверху широким полотенцем. Потом сбросила пушистые тапочки, забралась с ногами на стул и стала ждать, пока сварится рис. На столе в особой тарелочке лежали греттингентские колбаски: их лучше было тоже поварить и есть горячими. Горчица, соевый соус, немного зелени, кувшин с прохладной водой.

Девушка протянула руку и стала рисовать на стекле узоры. Узоры складывались в имена, и она стирала их. Через некоторое время пар от тёмно-вишнёвой кастрюльки снова превращал окно в площадку для размышлений.

В кухонную дверь заглянул пёс Нарума, нерешительно потоптался у входа, потом подошёл к стулу, ткнулся мордой девушке в ноги и шумно сложился на полу рядом. Юмилла наклонилась и почесала его за ушами. Пёс закатил глаза, блаженствуя, и… Полный текст