Скворцовая площадь 03.2008

Не работающее побережье

Она проснулась от того, что не в меру усердная волна добрела почти до её ног и обрызгала платье, лежавшее рядом. Резко села, оглядела пустынное побережье, потёрла щёки и глаза. Ветер уже остыл, поэтому она поёжилась, надела купальник, платье и, бросив в пакет вьетнамки и телефон, пошла вверх, к домам.

 

Когда она ступила на узкую, покрытую мягкой хвоей, дорогу между покосившимися строениями, свора птиц с громкими криками заметалась перед ней и быстро растаяла в вышине.

 

Она терпеливо переждала суету, достала из пакета сигареты, прикурила одну и позволила затянуться ветру. В этих местах ветер был жадный, за одну затяжку он лишил девушку ещё одной сигареты. Она никогда не курила сама, даже прикуривая для ветра, она чувствовала появление тёмных пятнышек на своих лёгких. Однажды ей довелось побывать в море тоски: она брела по пояс в чёрной воде, под дождём, и вокруг никого не было, только пластиковые стаканы и порванные пакеты. Вечерело.

 

В наушниках послышался голос. Он был всегда тихим, и девушка жила в привычном напряжении. Уши всё время болели, но она уже перестала обращать на это… Полный текст

Маршрутный самолёт

Она считала, что была одета в одежду, а преподавательница так не считала, поэтому и выгнала с занятия. Да, такое ещё случается в наше время. Как и сравнительно нечастое имя Мария, носящее лёгкий отпечаток старины и сказочности.

Итак, она звалась Марией, на ней было надето что-то невыразимо лёг­кое, цвела весна, и всё же настроения её хватало только на то, чтобы сесть в маршрутное такси и поехать домой.

Очередь на маршрут номер 340, как обычно, затейливо изгибалась между столбами. Кроме этого автобуса (да и то — только четыре раза в сутки) в посёлок ничего не ходило, поэтому очередь была большой и негуманной. Успевал тот, у кого не было идеалистических представ­лений о взаимовыручке. Маша, вздохнув, встала в очередь и скуча­ющим взором обвела людей перед собой. Знакомых не было, а даже если бы и были — пристроиться к ним было бы равносильно самоубий­ству. Очередь первые же мгновения разорвала бы в клочья. В пыль.

Пыль собиралась в стайки и крутилась у ног.

На мобильный позвонили из дома и попросили купить хлеба, как при­едет. Сходила за мороженым и неторопливо съела его. Поглазела на… Полный текст