Скворцовая площадь 01.2001

Последний рейс

Рассвет. Ещё рано. И вода течёт. Журчит под самым ухом. И бок...

Холодно. В одежде холодно.

Наконец глаза просыпаются. Я приподнимаюсь на руках — сразу болью в боку — и встаю. Резко на ноги — от удивления.

Зелень. Передо мной ручей, метра полтора шириной. Вокруг редкий лес, довольно экзотический: ни одного дерева я не могу назвать.

И тело ломит, как будто спал на камнях. А бок болит, оттого что лежал на камне — вот он, врос в землю.

Зелень, рассвет и холодный, хрустальный воздух как родниковая вода.

Так. Мы летели где-то уже, должно быть, над Румынией, и у меня болела голова. Потом она прошла, и я смутно... Чёрное, свист, давит грудь, она вцепилась в мою руку, потом резко меня бросило на спинку кресла спереди, гулкий шум и вода. И раскрытые ужасом глаза.

Одежда на мне сухая. Сколько же я здесь пролежал? На руке красные подтёки, и щека онемела, только начала отходить,— значит, несколько часов точно. Может, больше суток. И бок болит, чёрт бы его... Я присел. Сразу легче.

 

Смотри, видишь его? Где? Вон, стоит и держится почему-то за бок. Вот, присел перед ручьём, набирает... Да, вижу, тихо. Куда он? Не… Полный текст