Фея реки Ло

15 июня 2019 (02:33:33)

Спускаешься по шатким ступенькам к реке.

Лесенке столько же лет, сколько и реке: деревянные, высушенные, с выпаленным солнцем поручнем.

Весной под мелким дождиком вполне уютно: расцветшие деревья бережно закрывают сверху от непогоды.

Сливовые складки легчайшего платья покрываются смущёнными пятнышками дождя. Деревянный настил на берегу приятно ласкает босые ступни.

Шелест ветвей обнимает душу и сердце. Ветер мягкими длинными ладонями играет в волосах, вплетая нежные лепестки яблони. Пробуешь кончиками пальцев воду, она прохладная, но ты садишься, опускаешь в течение ноги и смотришь, как окружают их прозрачные кольца, как струится вокруг пальцев серебро, смягчённое опавшими листками.

Твои ладони полуприкрыты лиловыми рукавами. Глаза — ресницами. Щёки — полыхающим закатом.

Дождь оставляет последние поцелуи на листве и незаметно растворяется в дыхании реки.

11.05.2008

 

Быть нанизанными жемчужинками на шёлковой нити ивовой веточки.

4 часа весны, а Фея реки Ло никак не ляжет спать. Она берётся то за спицы с началом очередной сказки, то проводит пальцем по корешкам древних книг на стеллаже, старом, но папиной работы, то просто, опершись о широкий подоконник тоненькими руками, встаёт на цыпочки на прохладном каменном полу, смотрит далеко в сгущающийся закат, где намешана малина и вишня, где золотая чаинка солнца тёплым глотком освежает небо...

Колонны мрамора, дерева и сладких мыслей уходят глубоко вверх, в небытие.

Там, где начинаются звёзды, тайные первые поцелуи, разжигающие персиковый румянец, немножечко палитры на глазах и молекула духов за мочками ушей.

Жгуты далёких зарниц хищно, но слабо улыбаются.

Но тут томительное очарование вечера даёт лёгкую трещинку: слышен мотор, урчащий ласково, как соскучившийся кот. Отбрасывая бамбуковые занавески, Фея выбегает на высокую террасу, улыбаясь уже от мыслей, и облака, замерев, освещают каменистую дорогу с красным лаковым автомобилем.

12.05.2008

 

Фея реки Ло снова берёт разноцветные нити воспоминаний и белоснежный холст. Прозрачная игла в её пальцах мелькает, ныряя в ткань и появляясь на поверхности с изумлённым видом. Подушечки пальцев мягко разглаживают всплески цветов и волн, что рождаются мимолётно, как древние звёзды; иглы в подушечке рядом надёжно охраняют вечно юную хозяйку.

В густом сумраке тёплого весеннего вечера — сияющие глаза феи реки Ло; света их достаточно, чтобы моряки в далёких океанах не сбились с пути — а на нежные орнаменты и подавно. На девушке десять тысяч невесомых одежд, каждую из которых надел на неё человек, проходивший по дорогам её судьбы; только ноги девушки всегда остаются босыми, чтобы чувствовать эти дороги лучше. Дует мятный ветер с глухим отзвуком колоколов, молчащих до рассвета. Фея рассматривает звуки в вышине и поправляет прядь волос, спускающихся рекой и ручьями бегущих по мраморному полу — вместо стен тут колонны, а над головой — хрустальное звёздное небо.

08.01.2017

 

Твои губы в черничном вине, и ты смеёшься, когда лягушонок, залюбовавшийся тобой, поскользнулся на камне и упал в реку. Тобой любуется ветер, тобой дорожат птицы, твой запах вдыхают земляничные поляны, с тобой робко заговаривают дубы толщиной в тысячу лет. Всё потому, что ты знаешь, как любоваться ароматами ветра, задумываешься над песнями птиц и сочиняешь для них мелодии, а по полям ягод с нежным румянцем ты гуляешь, словно ступаешь по краешкам цветов; и каждая ветвь в лесах — твой дом.

Но ты огорчаешься, когда люди тебя не видят. Опьянённая вечерним воздухом и прохладой с реки, ты на крыльях разноцветных одежд летишь к кострам, отражающимся в небе. Ароматы жареного риса и зелёного чая на мгновение приковывают тебя, и глаза полны любопытством; отблески огня на ключицах и коленях, и ты видишь игры любви; ты можешь танцевать посреди созвездия из костров, но тебя никто не увидит; и с влажным вздохом сожаления, налюбовавшись, ты приглашаешь утро наступать поскорее. Лягушонок следует за тобой, думая, что ты его не замечаешь.

08.01.2017

 

Семнадцать раз складки платья на ветру расправляются, слой за слоем опадая на прохладный мраморный пол, дуновением ветра, шёлковым прикосновением к ногам, опережая осень,— бронзовым листопадом, глотком родниковой воды, туманными взглядами,— семнадцать столетий лун, всегда юная, ты танцуешь обнажённой в свете рождающегося месяца между колоннами, отправляя одежды одну за другой по волнам памяти: сливовую, цвета ночного неба и цвета неба в предчувствии тёплого вечера, мандариновую, бледно-зелёную, как утренние камыши, каштановую, цвета надкушенного персика.

Ты надкусываешь персик, улыбаешься, бросаешь его в воду, и капли воды оседают на прозрачном шарфе цвета одинокой звезды. Ты отпускаешь и шарф — жалобно цепляется он за ветви поникших ив, под короткую песню вздохов ветра взлетает выше, растворяется в свете всех одиноких звёзд и не обещает возвращаться. Винный глоток свежего воздуха с реки усыпляет тебя, любуясь улыбкой, тонкими линиями рук и дыханием высокой груди.

Утренний туман нежно прикасается к твоим плечам и просит примерить тонкую рубашку, бережно окутывая твою спину и бёдра, и ветер укладывает волосы шёлковой рекой. Рассвет цвета твоего румянца рисует на тонких руках и ступнях мимолётные сцены из любовных новелл, но тут же стирает тёплым солнцем, сам смущаясь. Птицы, опомнившись, наперебой спешат рассказать друг другу о фее реки Ло. Небо блестит на реке, на губах, ранние кони уже догоняют день, и ты в верхнем платье цвета прохладного неба приручаешь их, скачешь вдаль, снова и снова, и поёшь тревожные и согревающие песни, чтобы коней не пришлось понукать.

15.06.2019

_______________________

Страницы: «« « 1 2 3 4 5 139 » »» Читать с начала